Котёнок-Медленно-Тающий-В-Лиловых-Сумерках (keteris) wrote,
Котёнок-Медленно-Тающий-В-Лиловых-Сумерках
keteris

Categories:

Извините, ошибся миром!




Сэр Плюмпуффель протер пенсне и водрузил его обратно на нос. Размытые пятна перед глазами не исчезли. Все-таки несколько часов перед магическим шаром давали о себе знать. Время летит незаметно, когда беседуешь с умным человеком. На необъятных просторах межгалактического интер-стар-нета он совершенно случайно обнаружил этого умнейшего, сведущего во всех областях магии человека (или не человека? Но это неважно!), и вот уже несколько дней подряд ровно в Si часов он активировал свой старенький, но родной и надежный магический шар, зная, что его собеседник, умнейший сэр Йожжи, делает то же самое. И каждый раз разговор заканчивался далеко за Ka, когда у обоих уже слипались глаза. У сэра Плюмпуффеля слипались только два крайних, почему-то, но стоило их закрыть, как закрывались и два центральных. Но мы сейчас не о тонкостях физиологии населения в мире Флафуляп. Глотнув сока дерева жуне, собранного в период осенней течки голых африпелей, сэр Плюмпуффель вновь устремил все глаза на фронтальную часть магического шара. Может, это была и нефронтальная часть, кто разберет эти магические шары, главное, оттуда доносился телепатический сигнал. Столько интересных открытий сделали, оказывается, в других мирах! Он, к примеру, в первый раз узнал, что силу стихий можно укрощать. И был очень, очень удивлен, узнав, что его собеседник не знает классической формулы левитации! В общем, им было о чем поговорить.

- Сэр Йожжи, не приходилось ли вам рассчитывать переменную Xvos относительно запада? Мои усиленные попытки рассчитать, используя силу S-Z, увенчались весьма скромным успехом в виде коэффициента переменной U и головной боли.
- Какое совпадение, сэр Плюмпуффель! Конечно, приходилось. Я, правда, весьма смутно представляю себе, как вы получили коэффициент переменной U запада, которая прямо пропорциональна переменной Q севера, потому как я работал через константу Nvos, которая, как вы знаете, прямо противоположна константе Xvos. В результате я получил значения направленной C-dis, пересекающейся с отклоненной C-vos. Но, если совместить наши небольшие достижения, с несоизмеримой легкостью можно не только рассчитать переменную Xvos, но еще получить верхний порог возможной направленной силы!

До тех пор, пока все теоретические точки зрения не были выяснены. Постепенно, переходя к практике, становилось сложнее быть в курсе дела. К примеру, сэр Йожжи сообщил, что местная гравитация не позволяет произвести простейший обряд левитирования, нужно менять коэффициенты, а какие, кто знает? Сэр Плюмпуффель, в тщетной попытке укротить стихию воды, получил по носу и лужу в квартире. Нужны другие средства, а какие, кто знает? Оба приуныли, но, как уже сказано выше, сэр Йожжи был наиумнейшим человеком, и именно ему пришла в голову мысль совместной научной работы в одном из миров. Сэр Плюмпуффель настолько загорелся этой идеей, что прибор-измеряющий-температуру, висящий на стене, зашкалил, а показания прибора-измеряющего-влажность упали до нуля. Он получил координаты мира и места, дал на всякий случай свои и собирался идти баиньки.
- Подождите, сэр Плюмпуффель, - прервал его телепатический сигнал сэра Йожжи. – Считаю своим долгом предупредить вас о некоторых географических и климатических особенностях своего мира. Поскольку наш мир единственный лежащий на пересечении сил Ф-2 и Зи-7, перемены погоды тут практически непредсказуемы. Но можно проследить некоторую сезонность. В данный момент за окном сезон №4, как у вас? «Зимма». Я не знаю ваших температурных норм в мире Флафуляп, но, по интернациональному исчислению, t0 воздуха у нас может составлять интервал от +5 до -167 градусов.
- Я обязательно учту, спасибо за предупреждение, сэр Йожжи, - ответил сэр Плюмпуффель, дизактивировал шар и распахнул двери шкафа. Двери недовольно извивались и украдкой позёвывали, недовольные тем, что их так поздно потревожили, но сэр Плюмпуффель, не обращая на них внимания, исследовал содержимое шкафа. Все его четыре глаза разбежались по пяти полкам – пятую он исследовал на ощупь. Именно здесь, его левый мизинец правой руки наткнулся на что-то шерстяное. Что-то шерстяное было немедленно извлечено на свет лиловый и опознано. «Сувенир от бабушки. То что нужно», - подумал сэр Плюмпуффель, сунув шерстяные носки в карман. Лень было искать что-то еще, глаза слипались. Наконец, он лег и с наслаждением слепил два крайних глаза. Но сон не шел. Не давала покоя мысль о завтрашнем визите в другой мир. И что-то подсказывало ему, что теплоизолировать только ступни по первое колено будет холодно. Пришлось встать и вновь распахнуть шкаф. Правая дверца, возмущенная таким обращением, попыталась укусить сэра Плюмпуффеля за часть нефронтальную, но, за неимением челюсти, пришлось ограничиться лишь озлобленным пинком. Похоже, дверце снился какой-то интересный сон, пока её не потревожили. Сэр Плюмпуффель вновь принялся за поиски. Но в их мире температура всегда стояла выше нуля, и ничего похожего на теплые вещи в недовольно зевающем шкафу не было. Вспомнив, что у него зимой часто мерзнут уши, которыми он так гордился, сэр Плюмпуффель гордо обнаружил, что не выкинул спальный колпак в поза-поза-позапрошлом году. И довольный собой, с чистой совестью отправился спать. Учила ведь мама – готовь все с вечера! Хороший мальчик, послушался мамочку.

Перед Сережей распахнулись двери лифта. Он сделал шаг и замер.
- Черт, опять лампочка перегорела…
На полках пылились десятки прочитанных книг и просмотренных кассет кошмариков. После такого запаса монстров и чудовищ в своем мозгу Сергей боялся темноты, хоть и стеснялся признаться в этом друзьям. «Я не люблю темноту… Кто сказал, что боюсь? Я же говорю – не люблю». Поэтому езда в тесном лифте с погасшей лампочкой было для него сущим мучением. Нажав на кнопку с цифрой «1», он поехал вниз, клацая зубами от страха. Красная кнопка с нарисованной на ней единичкой мигом трансформировалась в глаз дьявола с вертикальным зрачком, и теперь Сережа с ужасом смотрел на этот глаз, видимо, ожидая, что из стены сейчас выйдет черт или дьявол и убьет его, размазав по стене… Но ничего не произошло. Лифт благополучно доехал до первого этажа. Сначала Серый подумал, что двери не открылись, хотя он слышал характерный звук. Сделав шаг вперед, он понял, что какая-то сволочь выбила лампочку в подъезде. Очень хотелось матюкнуться, но Сергей вовремя прикусил язык. Он принялся на ощупь пробираться к выходу. Входная дверь была справа, метрах в пяти. Глаза чуть-чуть привыкли к темноте, и уже можно было различить замызганные стены, испещренные нехорошими словами и ободранными объявлениями. Слова, написанные черным маркером, постепенно превратились в буквы, слова и слоги неизвестного, и тем еще более страшного заклинания. Сережа почти наяву слышал голос – холодный и безжизненный, но исполненный самодовольного злорадства, - читающий эти строки, смакующий каждый символ, каждую руну. Повнимательней вглядевшись в «руны», Сережа усмехнулся. Но все равно было жутковато, и он отвернулся к другой стене. Там творилось что-то непонятное. Тот же черный маркер вперемешку с красной нитрокраской создавал гнетущее впечатление. У Сережи в мозгу уже рисовались картины, как ножи и стрелы летят в людей, стоящих у стены, оставляя на стене черные полосы, и красные пятна расползаются по стене… «Брр!» - сказал Сережа, замотав головой, как лошадь, отгоняющая мух, и, закрыв глаза, вытянул руки вперед, стараясь держать направление к двери. Ни заклинаний тебе, ни красно-бурых кровавых пятен – сплошное удовольствие.
До двери оставалось метра два, как вытянутые вперед руки с растопыренными пальцами уткнулись во что-то мягкое. «Это не дверь…» - с ужасом подумал Сережа и отскочил, бормоча извинения. Того, во что уткнулся Серый, видно не было, но это точно был не сосед. Оно было большое, мягкое, пушистое, очень-очень теплое и громко сопело, иногда глубоко вздыхая. Причем минуту назад Этого в коридоре не было. «Уж лучше бы это был сосед…» - невольно пронеслось в мозгу… «Даже согласен на вредную и крикливую тетку Зину, которая немедленно закатила бы истерику. Не нравится мне это… Очень уж похоже на сцену из «Кошмара древних», там еще сразу одного из героев убивают… Блин…». Существо начало бормотать какие-то слова, напоминающие отрывок из песенки Вини-Пуха – «Пум-пурум-пурум-пурум-пурум-пум-пум» - но, тем не менее чувствовалось, что это не бессвязное бормотание, и в этих смешных словах заложен смысл, который простым смертным понять не дано. И тут Сережа увидел Его. В подъезде стало светло как днем. Существо осмотрелось, одобрительно причмокнуло и выжидательно уставилось на Сергея, у которого от страха глазки были готовы разъехаться в разные стороны. Мда… А вы представьте, что перед вами стоит Что-то очень-очень большое, и очень-очень мохнатое, цвета половой тряпки с многолетним стажем, с голым брюхом, которое существо изредка почесывало огромной обезьяньей рукой с аккуратно подстриженными ногтями. На ногах у него были носки, такие, которые обычно вяжут изнывающие от скуки бабушки. Под мышкой красовался огромный роскошный древний том в слегка потертом переплете. При одном взгляде на эту книгу ужасно хотелось взять ее в руки, перелистнуть толстые, грубые, слегка коричневые страницы, испещренные непонятными рунами, не такими, как на стене в подъезде, а древними, начертанными пером, дышащими странной инородной силой, вдохнуть чуть затхлый запах древней добротной библиотеки… Кхм… Но морда, или извините, лицо этого существа… Нет, все-таки морда, сразу отбивала всю охоту почитать книжку. Дебильное выражение морды лица, выражусь так, с четырьмя глазами на переносице, огромные оттопыренные волосатые уши, дурацкий колпак радужных цветов на макушке, еще и пенсне на двух центральных глазах дополняли картину. Сережа судорожно сглотнул, придерживая рукой глаза, которые на этот раз были готовы съехаться к переносице. Больше всего ему сейчас хотелось обратно в лифт, к родному дьявольскому глазу с циферкой «1», сесть в самый-самый угол, застрять там и не суметь вылезти. И остаться там жить в тишине и спокойствии, никому не мешая, где нет всяких чудиков в нелепых носках, красивых древних книг и сверлящего взгляда двух пар маленьких глаз желтого цвета без белков. Из видения Сережу выдернул лязг закрываемых дверей, и гудение лифта, покидающего первый этаж. Существо хрипло откашлялось и пронзительным голосом спросило:
- Бунжу кегамт пурзунтх фигуга?
- Чё? – ответил Сережа с таким же выражением лица, как и у обладателя древнего тома. Оно повторило свой вопрос. Сергей развел руками и сделал попытку обойти мордастого дядю. Дядя быстрым движением схватил его за худое плечо и осведомился:
- Фенаку?
Фиолетовый в крапинку Сережа отрицательно затряс головой.
- А-а!- непонятно до чего додумалось существо. Подкрутив что-то пальцем в собственном ухе (именно подкрутив, в этом нет сомнений!) существо пожаловалось на чистом русском языке:
- Как это я сразу не додумался, что при соединении через интер-стар-нет срабатывает автоматический переводчик!
Услышав что-то похожее на очень знакомое и не менее любимое слово, Сергей насторожился.
Существо огляделось.
- Это, как я понимаю, ваш рабочий кабинет, досточтимый сэр Йожжи? – услышав свое имя, Серый чуть не хлопнулся в обморок. – Неплохо, должен отметить. Впечатляющий метраж рабочего пространства. И запах такой… мне нравится.
Последнее заявление стукнуло мальчишку по голове похлеще обращения к нему инородного совершенно существа по его собственному имени! Понятно, конечно, что на вкус и цвет товарища нет, но нужно быть редкостным мазохистом, чтобы заценить немудреный запах в подъезде! Там пахнет… бомжами, в общем, пахнет. Всем всё ясно.
- Ах, какие интересные схемы! Впервые вижу столь интересное изображение действительности при помощи формул! – кинулся донельзя странный незнакомец к дальней стене, где красовались немудреные граффити, начертанные простым маркером. Прочитать, что именно за письмена изображены на стене, под силу, наверное, только хозяевам этих закрученных текстов. Сережа попытался воспользоваться случаем и начал тихо отползать к заветной входной двери. Существо немедленно обернулось.
- Сэр Йожжи, что-то случилось? Почему вы меня покидаете?
Сергей замер. Вряд ли он сейчас смог бы даже открыть рот.
- Почему вы молчите, сэр Йожжи? Вы что, никогда не видели иномирян?
Серый кивнул. Так вот откуда это чудо природы! Из другого мира! Похоже, он присутствует при уникальнейшем событии века – внедрении инопланетных пришельцев на нашу скромную планетку. А ученые всех стран бьются, пытаясь разгадать загадку всех времен и народов – есть ли жизнь помимо земной жизни? И вот он, скромный ученик седьмого класса «А» одиннадцатой школы может смело, будучи уверенным на сто процентов, заявить – да! Существует! Но, конечно, будучи так же еще и достаточно умным малым, он этого делать не будет. Потому что слушать его никто не будет. Но помечтать-то можно?!
- Надо же, сэр Йожжи, не ожидал. Это большой, очень большой пробел в вашем магическом образовании. Но мы его только что заполнили! – остро пошутил иномирянин и заливисто захохотал над удачной шуткой.
Сережа вздохнул. Не такой уж оно и страшное, это Большое-и-пушистое-существо-из-другого-мира-которое-не-представилось. Почему бы не воспользоваться случаем и поболтать чуть с чуждым разумом? А мамин хлеб в булочной подождет, никуда не денется.
- Ну-с, сэр Йожжи, как у вас обстоят дела с левитацией?
Серёжа округлил глаза.
- Н-никак… - «С какой левитацией, что это вообще такое?» - чётко читалось у него на высоком лбу.
Иномирянин вздохнул.
- Как, оказывается, сложно общаться с иномирянами… У вас даже мимика отлична от нашей. И вас, сэр Йожжи, я совсем по другому представлял. Как жаль, что телепатический сигнал, он безликий, и тембр голоса не передает…
Ха! Не знаю уж, что он назвал мимикой, но на его лице, о толщине кожи которого можно лишь строить не веские предположения (от полутора см и по возрастающей), он не смог бы отличить и легкой полуулыбки от гримасы, искаженной болью.
Серый выдавил улыбку. Интересно, в других мирах это вполне дружелюбное на Земле выражение лица толкуется точно так же или иначе?
Тот улыбнулся тоже. Ан нет! У них тоже понятие мимики существует! Только теперь этот дружелюбный оскал с двумя рядами маленьких оранжевых зубов будет преследовать Сережу в страшных снах…
To be continued
Tags: Полночный бред, рассказы
Subscribe

  • Это мне задали в школе на концерт писать)))

    Программа концертного номера на новый год на английском языке. Действие первое, явление первое: На сцене парта, несколько стульев, в беспорядке…

  • (no subject)

    Извините, ошибся миром! - Ладно. Давайте опять начнем с азов, - тоном строгого учителя начало существо. – Вот я беру… - существо…

  • О борьбе и борьбе

    И снова сдравствуйте! Часть шестая. Злобно-радужная. «Один… Два… Три… Четыре…» - считала я левые…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments