Котёнок-Медленно-Тающий-В-Лиловых-Сумерках (keteris) wrote,
Котёнок-Медленно-Тающий-В-Лиловых-Сумерках
keteris

Category:

Извините, ошибся миром!




- Ладно. Давайте опять начнем с азов, - тоном строгого учителя начало существо. – Вот я беру… - существо прервалось на секунду, в поисках этого того, что оно собиралось взять… - вот я беру вот этот продукт переработки лесного массива, - гордо объявил иномирянин, поднимая с пола нехилый по объему выпуск рекламной газеты, - и поднимаю его над ближайшей горизонтальной поверхностью на высоте трех условных единиц… - заявил он, поднимая газету где-то на метр, - нет, лучше на три с половиной, - еше см пятнадцать. – Если я сейчас отпущу предмет, что произойдет? – хитро сощурив правый, ближний к переносице глаз задал он Сереже вопрос.
- Он упадет на пол, - просто, на грани гениальности, ответил Сергей.
- Именно! Упадет, - в тоне ясно слышались нотки «Умница, Сидоров! Садись, пять!». – Упадет.. Да-да! А если он начнет падать, и в момент сдвижения тела с неподвижной точки применить силу Си-Эс, пересеченную с кратким вектором Земли-Воздуха, то… - иномирянину было уже не до Сергея, он бегал от стены к стене, смешно перебирая кривыми ножонками, ступающими чересчур маленькими для его большого тела шажками, бубнил себе под нос какие-то формулы, что-то вычислял, прикидывал…Наконец он остановился.
- Сэр, Йожжи, есть у меня большое подозрение, что я-таки разгадал загадку левитации в вашем мире! Мне нужно записать! – объявил он, вытащил из-под мышки слегка помятую газету, послужившую миру, ибо с помощью неё свершилось какое-то великое открытие, Серёжа не знал, какое именно, просто очень уж торжественный был вид у мохнатого существа, усевшегося прямо на стопку истертых покрышек, которые неблагодарные хозяева оставили здесь, потому что им, видимо, было лень тащить такую тяжесть до помойки, находившейся в целых трех с половиной метрах от входа, но речь не о том. Не утруждая себя поисками необходимых канцелярских товаров, иномирянин схватил обычную грошовую шариковую ручку прямо из воздуха и принялся кромсать газету.
- Что-то я не пойму… - сделал он небольшую паузу в неблагодарном труде писца-математика. – формула не сходится. Если принять за аксиому квадрат корня, допустим, пяти, то шестнадцать пяти не равно! Что-то тут не так…
Сережа, конечно, мало что понял из непонятных речей иномирного гостя, произнесенных за последние десять минут. А если быть совсем честным, то он не понял ничегошеньки. Но одна из последних фраз заставила его насторожиться. Что-то тут в самом деле не так. Аналитический ум немедленно нашел погрешность в запутанной фразе.
- Квадрат корня из пяти – это пять, - тихо, неуверенно подал он голос. Неуверенно не потому, что был не уверен, что прав, а потому, что боялся сказать что-нибудь не то. – Но никак не шестнадцать.
- Погодите, сэр Йожжи! – негодующе воскликнул иномирец. – Такого не может быть!
И Остапа понесло… Когда дело касалось математики, даже учителя Серёже не возражали в минуты его заумных выступлений у доски с каракулями его неразборчивого почерка, потому что возражать там было не на что. И контрольные работы у него списывало полкласса и получали «отлично», правда, все равно потом переписывали, потому что учителя тоже голову на плечах имеют, их не всегда провести можно… Вобщем, Сергей оседлал любимого конька, и чтобы его сбросить, конь должен был быть не меньше чем диким мустангом с бескрайних прерий Техаса, никогда не чувствовавшем руку человека! Он выхватил у существа канцелярскую принадлежность из оцепеневшей руки, развернул поудобнее газету и принялся объяснять что и как, и почему так, а не иначе. Если честно, это представление он повторял уже по второму кругу. Первый дубль – он объяснял то же самое младшему брату, с которым разница в возрасте у Серёжи была полтора года. Иномирянин оказался куда более благодарным слушателем, хотя бы потому, что в математике шарил больше, а потому не задавал глупых вопросов каждые пятнадцать секунд. Он все время кивал с завороженным видом, иногда возмущаясь невозможностью того или иного действия, а Серёжа все писал, чертил, делил, умножал… Пока все одиннадцать листов газеты с обеих сторон не стали покрыты трудноразбираемыми завитушками и математическими символами, Сережа не останавливался. Наконец он отложил ручку и вытер лоб.
- Чёрт возьми! – вскакивая с покрышек, восхищенно воскликнул иномирянин, блеща мокрым от умственного напряжения лбом. - Это так же верно как то, что мама называла меня плюшкой, когда все друзья зовут меня сэр Плюмпуффель!
«Вот мы и проболтались. Какое у тебя смешное имя, сэр Плюмпуффель!»
- Никогда бы не подумал, что такая сложная и точная наука, как магия, может иметь столько разных вариантов, абсолютно разных правил, и, что самое потрясающее – они все логически объясняемы!
- ??Магия?? – бедный Сережа совершенно не представлял, что те азы математики, преподаваемые совершенно обычным шестиклассникам в абсолютно обычных школах, что он сейчас объяснял сэру Иномирянину – магия. – Э…
- Сэр Йожжи, я вас не понимаю, простите мою нетактичность, бескультурность и беспардонность, но вы какой-то странный сегодня! Может быть, вы не выспались, пытаясь решить головоломное уравнение левитации простым подбором переменных? Так это практически невозможно, говорю я вам! Вероятность правильного подбора… э… сорок пять… шесть… на четыре… - пулеметной очередью производил он в уме рекордные математические вычисления по теории вероятности. – Меньше одной 1907640ой раза в шесть целых девяносто восемь сотых. Приблизительно, конечно. Я же не государственный Главный-Мастер-Считающий-Деньги, чтобы точно считать. А, я,
кажется, понял! Я все время забываю про этот автоматический переводчик, чтоб его
приподняло повыше, да пришлепнуло посильнее обо что-нибудь твердое и угловатое! Вероятно, с Флафуляпого «магия» переводится на ваш язык как-то иначе. Могу я узнать как именно, досточтимый сэр Йожжи, я ведь ночами ни одного глаза не сомкну, пытаясь разгадать иномирное звучание привычного названия обычной науки, и никогда не прощу себе то, что я упустил шанс приобрести новое знание, а знания, как вы, многоуважаемый сэр Йожжи, знаете, ценятся ровно в двадцать четыре раза дороже зубов исчезающего подвида землепитающихся рыб Зуккаске и примерно в семь с половиной раз дороже прирученных световых частиц, поэтому маги и ученые зарабатывают гораздо больше, чем простые Управляющие-Миром или наемные убийцы.
-Мда… - тянул время Сергей, лихорадочно переваривая услышанное, высказанное на скорости не менее 8 слов/с. – Вы правы, сэр Пальм… Пульм… Плюф… фель, я не спал, но по другой причине. Уравнения я не решаю уже около двух недель, потому что сейчас, (гип-гип-ура!), долгожданные летние каникулы, а садиться за уроки посреди лета – чистое безумие, свойственное исключительно зубрилам-мазохистам. Я же до 4:35 am предпринимал тщетные попытки пройти бонусный уровень Darkness’ Army, чем навлек на себя гневные вопли моей матери, покинувшей утром мир Морфея, дабы навестить старого доброго Белого Друга, и был отправлен в кровать. А насчет магии… Это выдумка писателей-фантастов, чтобы им было о чем писать. И вообще, у каждого она своя, к ней не применишь классификацию, четкие правила и формулировки. Для этого есть математика, физика, химия, органическая и неорганическая, геометрия, тригонометрия и теория вероятности. И… везет вам насчет ученых. У нас они, наверное, самые бедные люди. – к концу своей тирады Сережа был в шоке сам от себя. Этот иномирный разговорный стиль оказался заразным и передаваемым воздушно-капельным путем. Хотя, маме, верно, понравится. Хотя бы отсутствие ненавидимых ею «Блин!», «Черт!», «Фигня!» и «Че за?» приведут ее в неописуемый восторг. Надо попробовать.
- Ну вот, наконец-то я узнаю своего старого доброго виртуального друга сэра Йожжи! Вы только расскажите мне потом, что за хитрый подтип магии этот Darkness’ Army, особый уровень которого вы так долго пытались одолеть, хорошо? – похоже, он тоже многого не понял из закрученной речи мальчика, что не могло последнего не радовать. – А то я ночами глаз не сомкну, коря себя за то, что поленился узнать новый вид магии, ведь это знание, а знание…
- Да-да, в два десятка раз дороже рыбьих зубов и что-то около шести с половиной – фотонов, да еще ручных.
- Ха, ваша память, сэр Йожжи, не в пример лучше моей! Только эти фантоны…
- Это тоже самое, можете мне поверить, - небрежно отмахнулся Серый. – С поправкой на наш мир, - решил он немножко поумничать. Какой мальчишка не покривляется перед взрослым умным дядей, который так легко покупается на самые простые и очевидные вещи, громко восторгаясь его гениальностью?
- О-о! – уважительно протянул тот. – Я буду знать. Ведь знания… Хорошо, я молчу, молчу. Я понял, что вы поняли. И вы поняли, что я понял, что вы поняли. Теперь я скромно надеюсь, что вы растолкуете среднестатическому Флафуляпцу, как же укрощать эти стихии, чтоб их отнесло в Центр Флафлэнда и долго макало головой в Пятый океан.
- ??? – Сережа посмотрел на него глазами, принявшими форму глаз очень удивленного популярного героя из известнейшего аниме «Наруто».
- Разве вы не понимаете, о чем я?
Не меняя формы глаз, несчастный школьник замотал головой.
- Ну мы же так долго обсуждали с вами эту тему! Вы выразили предположение, что стихии в Флафуляпе обладают несколько иным характером и пообещали его разгадать, если я привезу вам образцы! – продолжая говорить, сэр Плюмпуффель доставал из кармана за пазухой флягу с водой, горсть какого-то странного полупрозрачного теплого песка с красным отливом, завернутую в обрывок целлофановой пленки, небольшой шарик с металлическим отливом фиолетового оттенка, пиросферу и воздушный шарик. – Вот. Вода, Земля, Металл, Огонь и Воздух. Приступайте, прошу вас!
Сережа четко ощутил душевное неравновесие их хронического двоечника Васи Бубнова, в процессе лихорадочного шевеления мозговыми извилинами в ответ на просьбу учителя озвучить теорему Пифагора. Он стоял и тупо смотрел на эти ничем не похожие предметы, являющиеся представителями пяти стихий, и абсолютно не представлял, что ему сейчас нужно сделать. В голове было пусто, как в том же воздушном шарике. Хотя нет, в шарике был иномирный воздух, пятая стихия, в голове же не было ни-че-го!
- Сэр Йожжи, вы рентгеном пытаетесь определить строение каждой из стихий? Это невозможно, уверяю вас. Они ничем не отличаются от ваших, можете мне поверить! Просто они отрицательно реагируют на попытку проникновения в состав ауры, выбрасывая в воздух силу Di-8 по параллельной прямой относительно Xvos-180, то есть вверх и частично в стороны. Я имел неудачу наклониться точно над сосудом с водой, которую приручал, и в результате… - он потер лоб, где обнаружилось темное пятно, только сейчас замеченное мальчиком.
- Я? Да нет. Знаете, меня мама в булочную за хлебом послала, мне бы надо идти… - все еще не меняя формы глаз прожурчал Сережа, «лилипутами» пробираясь к выходу.
- О, ваша мать мудрейшее существо, она знает, кому доверить столь сложное и опасное дело, требующее огромных умственных затрат и гигантского магического опыта! – абсолютно не врубаясь в смысл сказанного Сережей, заявил сэр Плюмпуффель. – Но вы обещали мне уделить пол-пунты ваше драгоценнейшего времени, дабы помочь решить мне проблему, которую я никогда не решу самостоятельно, и всю жизнь буду мучиться этим упущенным шансом получить новое и очень важное знание, ведь знание… ладно, ладно! А потом мы вместе сходим к этому страшному и сеющему ужас и смерть дракону, проживающему в несчастной деревне Булочной, и отберем у него этот мощнейший древний артефакт, называемый Хлебом… для чего он служит?
- Хлеб помогает людям не умереть с голоду… - будучи в шоке от пространной речи иномирянина, Сережа ответил первое, что пришло в голову.
- Вот! Этот артефакт, поддерживающий жизнь в людях, жизнь которых находится на грани смерти от страшной болезни – это именно то, в чем нуждалось человечество, в особенности жители несчастной Булочной, на которую этот ужасный монстр веками наводил страх и ужас, осыпал проклятиями, натравлял непогоду и моры, крал прекрасных девственниц и топтал поля, игнорируя отчаянные крики несчастных фермеров и грозно наставленные на него копья доблестных рыцарей, готовых защищать родную деревню и прекрасных дам сердца до последней капли крови! – к концу вдохновенной тирады сэра Плюмпуффеля Серый начал чувствовать себя если не будущим спасителем мира, то уж международным героем точно.
- Я уверен, сэр Йожжи, что вы справитесь со столь сложным, опасным и ответственным заданием как изъятие волшебного артефакта из когтистых лап коварного дракона, я ничуть не сомневаюсь в вашем могуществе, но я был уверен, что, в связи с нашей встречей, плавно перетекающей в маленькое междумировое научное заседание, вы не планировали никаких важных дел на текущие сутки…
- Я вас плохо понимаю…
- Сэр Йожжи, вы мне на чистом межмировом языке сообщали, что занимаетесь исключительно научной деятельностью вот уже 164 года и четыре месяца, а потому свободны для общения в любое время суток, тем более что строение организма существ в вашем мире не требует такой неудобной и расточительной вещи, как сон. И вы обещали потратить какое-то количество вашего времени чтобы подробнейшим образом растолковать мне, какой вид магии нужно применить, чтобы укротить эту активную ауру стихий.
Про стихии Сережа слышал только с голубого экрана, когда там передавали очередную подборку катастроф про цунами, пожары, землетрясения и авиакатастрофы в районе Бермудского треугольника. Что у них, оказывается, есть аура, он и не подозревал. А как их укрощать, он понятия не имел. Серый на миг представил, как он, размахивая лассо, в слетевшей от ветра и повисшей на шее ковбойской шляпе сидит на гигантской волне с самым сосредоточенным выражением лица. Или бегает по саду на даче, размахивая маленьким сачком, на пару минут изъятым у младшего братишки, пытаясь поймать ветер. Но хихикать не хотелось, ибо сэр Плюмпуффель смотрел на него двумя парами глаз, полными напряженного ожидания.
- Простите, сэр Плюмпуффель, похоже я не в теме. Я вам ничего не обещал. И вообще, я весьма смутно представляю себе, что такое стихии…
- Сэр Йожжи, да что с вами? Не может же такого быть, что появления иномирной силы в зоне ауры аннулирует клетки памяти! Надо на досуге задуматься над подобным возможным проявлением реакции организма, кстати… Но, сэр Йожжи! Забыть те многочасовые беседы на предмет происхождения мира и познания сути магии вы никак не могли! И стихии… как можно забыть то, среди чего живешь? Что такое солнце, вы же знаете?
- Знаю! – обрадованный тем, что он хоть что-то знает, помимо квадрата корня из пяти, воскликнул Сережа. – Звезда!
Плюмпуффель подозрительно скосил на него желтый глаз.
- Возможно мы говорим с вами о разных Солнцах…я имел то, что днем светит с неба и помогает растениям продолжать вечный, поддерживающий жизнь на планете процесс фотосинтеза, а ночью прячется по другую сторону земного Диска…
- У-у-у! – затянул Сережа так, что ученый-преученый сэр Плюмпуффель должен был устыдиться и залиться пунцовым румянцем раскаяния. – Такой умный человек, а не в курсе, что земля круглая?!
- Сэр Йожжи, да что вы такое говорите?! Мы же с вами это так долго обсуждали! – воскликнул несчастный Плюмпуффель, доведенный до крайней точки странным поведением и непониманием сэра Йожжи.
- Да ничего я с вами не обсуждал! – в тон подхватил Серый, готовый отстаивать сферическую форму родной планеты не хуже Джордано Бруно. – Я, дядя, вас вообще в первый раз вижу!
Иномирянин раскрыл рот и замер.
- Ой… - дотумкавшему вдруг Серому хотелось невежливо заржать. – Дядя, а вы индекс места назначения не перепутали? – продолжил он вкрадчивым голосом, почему-то напомнившим ему какого-нибудь врача, интересующегося у пациента интересного зеленого цвета «И давно вы слышите эти голоса?».
- Но… Как же… Как такое возможно… - тот, как курица, захлопал себя по бокам, что-то ища. Не найдя, он поймал свою волшебную книгу, которую Сережа уже видел раньше, прямо из воздуха. – Я же… тут вот… У меня есть адрес… - он уставился на огромное количество непонятных рун, цифр и значков, ища ошибку. Серый заглянул ему через плечо, для этого ему пришлось подняться на цыпочки.
- Я понял, - обернулся, наконец, сэр Плюмпуффель. – Я все понял. У меня такой маленький опыт путешествий между мирами, что я пропускаю совершенно очевидные вещи. Простите, сэр, что я причинил вам столько неудобств и отнял огромное количество вашего драгоценного времени. И эта моя фамильярность… я обознался. Я готов извиниться еще раз. Просто вы понимаете, виртуальные знакомства, они…
- Конечно, понимаю! – вот про виртуальные знакомства Сережа был отлично наслышан. – Я не сержусь, я отлично провел время. Не каждый день встретишь существо из другого мира, в совершенстве знающее русский язык, - он весело расхохотался.
- И, сэр… - замялся сэр Плюмпуффель. – Я, похоже, все это время обращался к вам чужим именем… Я удивлен, что вы меня не поправили… Как вас по имени?..
- Сергей, - представился Сергей. – Вам можно просто Сережа. Слитно, - добавил он, вдруг поняв формулировку странного совпадения имен.
- О, я понял. Ну что ж. Приятно было познакомиться, Серьйожжа, - произнес тот, с трудом выговаривая последнее слово, как иностранец. – Мне пора. Идите, выручайте деревню, они ждут вас. Простите… - сказал он, дотрагиваясь пальцем до лба мальчика. Тот почувствовал легкий укол. – До свидания!
- До свидания! Правда, прикольно получилось? – спросил Серый и засмеялся. Сэр Плюмпуффель присоединился к нему, исчезая.
В поднятом настроении мальчишка побежал спасать деревню. Купив два батона древнейшего мощного артефакта, потратив на это богатство всего 32 рубля, со смехом переданных удивленной продавщице, он полетел домой. Зайдя на кухню, Сережа увидел мать, хлопочущую у плиты.
- Ну что ты так долго! – заворчала она. – Неужто перейти две дороги занимает столько времени?
- Ну что вы, мама, - улыбнулся сын, кладя приобретение на стол. – Просто я встретил хорошего знакомого, мы с ним немного обсудили строение мира и суть таких точных наук, как математика, физика, химия, геометрия, тригонометрия и теория вероятности. Я, в общем-то мог избежать беседы, зная, что вы будете недовольны моим долгим отсутствием и заподозрите меня в том, что я совершил побег с невозвышенной целью прогулки с приятелями, но я этого не сделал, так как я бы потом не спал ночами, коря себя за то, что упустил этот шанс получить новые знания и заполнить пробелы в своем юношеском мозгу, ведь вы, как взрослая опытная женщина должны понимать, что знание – оно ровно в двадцать четыре раза дороже дороже зубов исчезающего подвида землепитающихся рыб Зуккаске и примерно в семь с половиной раз дороже прирученных световых частиц, то есть фотонов, на понятном человеческом языке, и в идеале ученые должны зарабатывать больше политиков и юристов примерно в шестнадцать целых двадцать четыре сотых раза. Приблизительно. Я же не Ковалевская Софья, чтобы вот так прям сразу выдать вам точный ответ. А потому, я думаю, мама, вы не должны сердиться на меня за эту, - (мимолетный взгляд на часы), потом продолжение тем же голосом но с круглыми глазами, - двадцатиминутную (???) задержку, ибо я полагаю, что она стоит того, что вы начнете печь ваши фирменные котлеты на два десятка минут позже, потому что я считаю, что то, что я узнал, при переводе на человеческую валюту оценится гораздо дороже этих тридцати двух рублей, которые были потрачены мною на хлеб. Так что я прошу прощения и снисходительного наказания, - эффектно закончил он, выдержал паузу, и, поняв, что наказания не последует, удалился из кухни под ошарашенный взгляд матери, форма глаз которой сейчас ничем не отличалась от той, которую приняли глаза Сережи, когда он услышал предложение объяснить иномирянину укрощение стихий. Вслед раздался грохот роняемой сковородки, к счастью, пустой, выпавшей из ослабевшей руки матери, ожидавшей услышать классическое «Да ладно тебе, фигня, забей!» и дать не менее классический подзатыльник.
Сережа, тем временем, зашел в комнату и активировал свой старый, но любимый и родной агрегат. «У вас 1 непрочитанное письмо» немедленно высветилось уведомление. В графе «адрес отправителя» стояло plympuffel94@flafulyap.com
Текст сообщения следующий:

Сэрйожжа, я все проверил. Показания проведенных мной экспериментов полностью подтверждают сферическую форму некоторых планет. Мой многоуважаемый друг, Ваш тезка сэр Йожжи, шлет Вам низкий поклон за такие значимые открытия в области математики и астрологии. Спасибо Вам за предоставленную информацию. У себя я получил благодарственное письмо от властей и небольшую денежную премию. Нехорошо присваивать себе чужие достижения, но я у верен, их оценят по достоинству и в Вашем мире.
С благодарностью,
Сэр Плюмпуффель.

Сережа откинулся в кресле и, резким толчком раскрутившись, выехал на середину комнаты. Ничего он от властей, конечно, не получит за поверхностное знание обычной школьной программы. Однако, он был полностью доволен собой и жизнью. «Все-таки сэр Плюмпуффель абсолютно прав. Знание ценится очень высоко – ровно в двадцать четыре раза больше, чем… Все, молчу, молчу!». Все всё поняли.

That’s all
Tags: Полночный бред, рассказы
Subscribe

  • Это мне задали в школе на концерт писать)))

    Программа концертного номера на новый год на английском языке. Действие первое, явление первое: На сцене парта, несколько стульев, в беспорядке…

  • (no subject)

    Извините, ошибся миром! Сэр Плюмпуффель протер пенсне и водрузил его обратно на нос. Размытые пятна перед глазами не исчезли. Все-таки…

  • О борьбе и борьбе

    И снова сдравствуйте! Часть шестая. Злобно-радужная. «Один… Два… Три… Четыре…» - считала я левые…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Это мне задали в школе на концерт писать)))

    Программа концертного номера на новый год на английском языке. Действие первое, явление первое: На сцене парта, несколько стульев, в беспорядке…

  • (no subject)

    Извините, ошибся миром! Сэр Плюмпуффель протер пенсне и водрузил его обратно на нос. Размытые пятна перед глазами не исчезли. Все-таки…

  • О борьбе и борьбе

    И снова сдравствуйте! Часть шестая. Злобно-радужная. «Один… Два… Три… Четыре…» - считала я левые…